Victory Generation Life Cinema
Сергей Созановский
1442
innovaeditor/assets/sozan.png
FILM.UA GROUP – громкое имя в сфере кино- и телевидения. В нее входят два десятка компаний, которые обеспечивают практически замкнутый цикл в производстве и дистрибьюции контента. Разработка, производство, постпродакшн, собственный студийный комплекс, бродкастинг, доставка контента, образовательные проекты – все эти направления делают группу компаний одной из крупнейших в Восточной Европе. Интересно, что у истоков создания FILM.UA стояли не «телеви-
зионщики», а юристы. Сергей Созановский – один из учредителей компании  – рассказал о том, как начал заниматься кино и телевиденьем, в чем видит перспективу развития для украинского кино, поделился планами развития компании FILM.UA.
 
Сергей Созановский – украинский медиаменеджер, соучредитель FILM.UA Group, предприниматель, адвокат. 
Один из основателей адвокатской конторы «Коннов и Созановский». Член Международной ассоциации юристов (IBA). Родился 26 января 1967 года во Львове. В 1991 году окончил юридический факультет Киевского национального университета имени Т. Шевченко. В 1997-2005 годах входил в состав правления АОЗП «Украинская независимая ТВ-корпорация» (телеканал «Интер»). В 2005 году оставил канал, сосредоточившись на работе в адвокатской компании и собственной продакшн-компании FILM.UA, которая в 2007 году превратилась в комплексную медиагруппу FILM.UA Group. В 2006-2010 годах глава правления «Интера». В текущее время управляет FILM.UA Group.
 
FILM.UA Group на рынке уже 14 лет. С чего все начиналось? Как Вы пришли от юридической практики к решению создавать кино?
Было два определяющих фактора. Один из наших клиентов, которому мы оказывали юридические услуги, имел отношение к медиа. В то время, 20 лет назад, профессионалов в области кино, телевидения, медиа или уже не было, или еще не было. Были такие странные, «разрушенные» годы. Естественно, как юристы мы сталкивались с необходимостью составления контрактов. Наверное, нас отличало то, что мы были ужасно въедливыми, пытались разобраться, что за чем следует, что где покупается, как кино доставляется из точки А в точку В, какие документы необходимо подписывать с авторами аудиовизуальных произведений. Мы понимали, что многое в этом процессе в нашей стране построено не так, как оно построено во всем мире, и функционирует не так, как во всем мире. Разумеется, стали интересоваться зарубежной практикой, не только юридической, но и практикой построения медиа и кинобизнеса. Вскоре пришло понимание, что мы уже немножко больше, чем просто юристы. Плюс к тому времени юриспруденция как таковая перестала выполнять свою ключевую функцию. Она была уже не настоящим состязательным процессом, а скорее процедурой передачи денег, что нам категорически не нравилось. А история построения кино- и телебизнеса по законам, существующим во всем мире, нас очень привлекала. Собственно, ми понемножечку начали двигаться по этому пути. Стало получаться. После того как мы распрощались с нашим клиентом и его основным детищем (это была медиагруппа «Интер»), жалко было оставлять весь багаж знаний и опыта на стороне, поэтому мы стали искать, куда их направить. Вскоре нашли объект, который начали понемножку превращать в место, где начинает рождаться кино, телевидение, анимация и т.д.
 
Сейчас медиаструктура FILM.UA Group насчитывает более 20 компаний. Как Вы осуществляете контроль за таким огромным количеством процессов, идущих параллельно? По какому принципу строится менеджмент компании?
Все взаимоотношения внутри группы строятся по хозрасчетному принципу. У каждого направления есть управляющий партнер, который полностью за него отвечает. Тем не менее, компании двигаются в рамках общей стратегии, иногда подстраховывая друг друга. Мы приверженцы того, чтобы на каждое направление группы назначать самодостаточных менеджеров и отказываться от ручного управления. Если человек готов закрывать направление, не нужно ему препятствовать. Наоборот, необходимо где-то помочь, может быть, координировать его деятельность. Мы все двигаемся в рамках единой стратегии, единой цели. Что-то удается больше, что-то меньше. 

Как звучит эта единая стратегия? 
Мы уже достигли ряда поставленных целей. Стать крупнейшей продакшн-группой в Украине – это уже произошло. Быть одной из крупнейших компаний на территории СНГ – и это уже состоялось. Сейчас стоит другая цель – стать одной из крупнейших компаний в Восточной Европе, как минимум. При этом сделать в разных направлениях нашей деловой активности ряд крупных международных проектов. Речь идет о полнометражном кино, сериалах, анимации, документальных проектах.

Есть определенный дедлайн для достижения этой цели? 
Да, есть. Это должно произойти в ближайшие три года. Начиная со следующего года мы хотим выпускать не менее двух полнометражных фильмов, не менее одного крупного полнометражного анимационного фильма в год. Производить не менее 200 часов прайм-тайм сериалов, из которых, возможно, один или два проекта будут англоязычными. Думаю, что в ближайшее время будет поставлен на голосование законопроект о господдержке кино, который включает в себя рибейты. Мы хотим, чтобы сюда приехали 2-3 европейские, а может быть, и американские группы. 

Это должна быть копродукция? 
Не обязательно. Мы хотим сюда привезти иностранные группы, показать им, что работать здесь удобно, недорого, профессионально. Что в Украине отличное сочетание цена-качество. После того как они попробуют, а ведь заманить на новую территорию иностранные группы всегда было очень трудно, но, если нам все-таки удастся, придет время и копродукции. Причем копродукции не только с нашим участием. Наша цель сейчас намного больше, чем простое удовлетворение наших профессиональных амбиций. Мы хотим, чтобы заработал рынок. Как только рынок заработает, на нем места хватит для всех, а победит сильнейший. 

В создании контента вы всегда открыты к экспериментам. Касается ли такой подход и общего развития медиагруппы? 
Экспериментируем, конечно. Порой выходим на довольно нестандартные, неожиданные решения, не только в части особых или специальных жанров контента. Вот, например, сейчас мы много экспериментируем с digital, с анимацией. Также у нас постоянно происходят эксперименты с сериалами. Мы экспериментируем с созданием некой экосистемы, которая образовывается вокруг точки создания контента. Этот процесс связан с новыми формами работы с партнерами, поиском сценариев, привлечением копродакшена. Наша работа, связанная с запуском телеканала, – это тоже эксперимент. Нам это делать гораздо проще, чем большим телевизионным группам. Они, к сожалению, во многом зависят от рейтингов. Если сегодня рейтинг плохой, то не будет рекламы. У нас все-таки немного иной принцип, мы не столь зависимы от рейтинга, как они. Чтобы бежать быстрее, мы обречены на эксперименты. В том числе это эксперименты с огромным количеством технологий, которые требуют больших денежных расходов, но без этого невозможно создать что-то новое. В этом году у нас был эксперимент с организацией выставки, посвященной «Теням забытых предков». К контенту это имеет не самое прямое отношение, но это тоже был эксперимент. Мы хотим перешагнуть границы обычной истории под названием экран. 

Это был успешный эксперимент?  
Я не могу сказать, что он был успешный в плане финансов, но в плане опыта – да. Мы стали понимать, что хорошо забытую историю можно рассказать по-новому. Что рассказ старой истории в новой форме очень востребован людьми. Это очень перспективная ниша, которую нужно развивать. Мое глубокое убеждение – создавая событие, можно создавать контент, и наоборот. Ведь что такое контент? Что такое фильм? Фильм раскладывается на миллион фотографий, локаций, костюмов. Он раскладывается на историю, которая может превратиться в книжку, в выставку, в спектакль, в игру, в мерчендайзинг. Поэтому перетекание события в контент и контента в событие – это бесконечная вещь, которая может огромное количество раз масштабировать возможные проявления этого контента. Во-первых, это очень интересно. Во-вторых, это дает возможность для максимальной монетизации единожды придуманной идеи. Контент для разной аудитории живет несколько раз, и несколько раз монетизируется. Но в основе всего должна лежать история, которая способна вызывать эмоции.

В последние годы мировое кинопроизводство все больше внимания уделяет созданию качественных сериалов. К производству активно привлекаются кинорежиссеры. Подобная тенденция прослеживается и в России. На примере Хлебникова, Перельмана, Быкова, которые также начали снимать сериалы. В Украине дела обстоят иначе. Существует ли в нашей стране достаточная производственная и кадровая база для создания качественных сериалов? 
Прежде всего это вопрос бюджета. У того же Перельмана, с которым мы общались буквально пару месяцев назад, есть огромное количество хороших идей. Он с удовольствием снял бы здесь большой проект, но местные бюджеты не позволяют этого делать. У нас на самом деле достаточно молодых талантливых ребят, у которых большое будущее. Но ведь в мире происходит качественное улучшение сериалов не только потому, что это модный тренд, а потому что это веянье бизнеса. Прокатный фильм с бюджетом в $200 миллионов должен заработать не менее $600 миллионов. Сериал, пусть даже самый дорогой, стоит $10 миллионов за серию и возвращает деньги быстрее. Поэтому ведущие актеры и режиссеры идут в этом направлении. Плюс большое развитие платформ. Ведь кто является брендообразующим игроком на рынке такого рода сериалов? Не старые телевизионные сети, а Netflix, Amazon, платные телевизионные каналы, такие как HBO, группа Discovery, которая пошла в сериальное производство и т.д. У нас, к сожалению, этот игрок не может себе позволить даже пятиминутку снять. Видимо, не пришло еще время. Но те люди, которые могли бы это сделать, они точно есть или найдутся. Главная проблема заключается в финансах и в неинтегрированности Украины, как минимум, в европейский процесс. Вот 10 минут назад читал. Какая-то болливудская группа приехала в Прагу снимать кино. Почему? Потому что есть рибейты. Потому что существует индустрия. Вот Сербия, насмотревшись на Хорватию, ввела рибейты буквально месяц назад. Это ведь очень важно. Потому что приезд иностранных групп сюда – это не только деньги, это колоссальный опыт. Никакой курс в New-York Film Academy не заменит трехнедельной практики на площадке у крутейшего режиссера. 

Образовательный проект «FILM.UA Факультет» дает свои плоды? Каких результатов удалось добиться? Вы работаете с выпускниками проекта? 
Безусловно, как и с любым продуктом, мы любим многократный эффект. Во-первых, на этой площадке мне очень приятно видеть людей с «Нового канала», «СТБ», «Украины», «1+1», «Интера» и т.д. Люди приходят к нам не потому, что платит компания, а потому что им интересно. Во-вторых, это площадка для общения с коллегами. Возможно, это образование некой касты людей, для которых понятие киноиндустрия в будущем будет главным и важным. Одним из ключевых моментов в истории под названием «FILM.UA Факультет» является то, что у нас преподают только те люди, у которых за плечами есть конкретные кино- и телевизионные продукты, или кейсы, связанные со всеми сторонами кинопроизводства. Кроме того, так или иначе мы промотируем себя. Мы смотрим и оцениваем коллег. Если кто-то потенциально интересен, почему бы нам не пригласить его в нашу команду? Также это попытка восполнить нехватку профессиональных знаний, которых на сегодняшний день не дают наши профильные вузы, которые немножко оторвались от действительности. Это попытка не дать людям обмануться и пойти на расплодившиеся курсы «Как стать актером, оператором, продюсером за один день». Сейчас почти каждая медиагруппа имеет подобную программу. Я как раз сторонник того, чтобы объединить усилия, убрать все названия, без привязки к FILM.UA или еще к кому-то, и на любой платформе или площадке создать единую школу. Потому что каждая медиагруппа тратит на это большие бюджеты, а, честно говоря, качество образования пока что оставляет желать лучшего. 

То есть это может перерасти во что-то большее?
Безусловно, мы очень этого хотим и пытаемся в этом убеждать наших коллег. Ведь на «FILM.UA Факультет» преподают не только специалисты из FILM.UA, мы также приглашаем представителей из компаний-конкурентов. Периодически ми привозим иностранных коллег. Например, в рамках Kiev Media Week – 2016 один из мастер-классов проведет специалист из BBC по виртуальной реальности. В будущем мы планируем увеличивать количество приглашенных западных специалистов. 
 
Вы уже заговорили о медиафоруме Kiev Media Week. Какое значение для развития украинской медиаиндустрии имеет проведение этого ивента? 
Это одна из составляющих медиаиндустрии. Это говорит о том, что, во-первых, индустрия здесь существует и может развиваться, здесь есть профессионалы. Для западных коллег это возможность очередной раз приехать в эту страну и увидеть, что она талантлива, миролюбива, дружелюбна. Когда компания МРМ первый раз делала Kiev Media Week, то думали, что никто не приедет. Но когда его посетили большие мировые игроки, так называемые мейджоры, стало понятно, что все возможно, все работает. Самое главное – это площадка для общения, куда приезжают удивительные люди, например директор и совладелец немецкой киностудии Бабельсберг с невероятным послужным списком. Он же не приезжает просто потому, что хочет прочитать лекцию. Он хочет приехать, посмотреть в глаза людям, а может, сложится какой-то проект. Во многом история, связанная с медиа и созданием контента, – это контакт глаза в глаза. KMW – возможность для всех игроков на этом рынке. 

Вы будете спикером на предстоящей медианеделе?
На предстоящем Kiev Media Week я буду задействован в панели «Платное телевидение».

Какие форматы на сегодняшний день интересны FILM.UA?
Нам очень нравятся исторические проекты. Сейчас у нас в разработке несколько таких проектов. Если говорить о сериалах, это большой, дорогой, с потенциальным европейским участием сериал «Рюрик». Если говорить о полном метре – это «Анна Ярославна».

То есть на исторические сериалы сейчас есть спрос?   
Думаю, да. Это доказывает мировая практика. К примеру, феноменальный успех сериала «Игра престолов», других проектов. Нам интересно поработать в этом направлении. Это большие костюмные проекты. Это наши корни. Там на самом деле страсти бушуют не меньшие, чем вокруг «Железного трона». 

Существует ли зрительский запрос именно на национальный продукт? И если таковой имеется, готова ли отечественная киноиндустрия удовлетворить этот запрос? 
Безусловно, такой запрос есть. Если это будет качественный национальный продукт, поверьте мне, бокс-офисы будут сумасшедшие. Пока, к сожалению, мы не пришли к моменту качественного и недорогого или дорогого и качественного продукта. Я абсолютно уверен в том, что, если в основе будет лежать история, вызывающая эмоции, люди пойдут и отдадут свои деньги. Даже того небольшого количества кинотеатров, которые есть в нашей стране, хватит для того, чтобы собрать больше суммы. Это тоже тренд, который существует в Европе. Если смотреть на еженедельные топы бокс-офисов в европейских странах, то минимум 2-3 национальные истории входят в первую пятерку в каждой стране. 

Какие жанры и формы, исходя из Вашего опыта, наиболее выигрышные в процессе продвижения украинского продукта в зарубежные контексты?
Самые успешные у нас детективные истории. В первую очередь, это «Нюхач». Мы вряд ли чем-то отличаемся от общей мировой градации жанров. Безусловно, востребованы комедии. Тот же сериал «Квартала 95» «Сваты» – это великолепная франшиза, которая ляжет на любую территорию. 

Что мы умеем делать настолько хорошо, чтобы оно продавалось?
Мы на подходе к этому. Есть единичные случаи, но это пока не система. Задача ключевых игроков на этом рынке сделать так, чтобы это перестало быть случайностью, а стало системой. Именно поэтому нужны целые комплексы мероприятий. Нужно не бояться, а пробовать. 

За рубежом есть потребность в украинском контенте? 
Да, безусловно. Я уже говорил о том, что есть целый ряд территорий, которые «выстрелили» в последнее время. Это Скандинавия со своими сериалами, Израиль, Южная Корея, Турция. Еще 5-7 лет назад они были никем на сериальном рынке. По мнению многих аналитиков, следующими такими территориями могут стать Польша и Украина. Потому что мы, как в той же «Игре Престолов», те, кто живут за стеной. Неумелые, неожиданные, но свежие и настоящие. Поэтому мы им точно нужны со своим нестандартным взглядом, подходом, отсутствием стандартов, как это ни странно, возможностью генерировать какие-то абсолютно безбашенные идеи.

А какова ситуация с копродукцией в Украине? Чем мы интересны партнерам или же, наоборот, чего нам не хватает для привлечения зарубежных инвестиций?
Все осторожничают, потому что мы «иные». Но какие-то первые касания есть, и это обнадеживает. Если все-таки наши парламентарии найдут в себе силы проголосовать за закон о господдержке кино, то дело пойдет быстрее и увереннее. Первые легкие контакты уже есть. Они изучают нас, они смотрят на наш стиль работы, на тот результат, которого мы добиваемся. Скажем так, я могу точно прогнозировать, если в этом году закон будет принят, в стране появится не менее 3 проектов в копродакшене. Я убежден в этом. Через 2 года их будет 5, а может быть, и больше. 

Как обстоят дела со взаимодействием с другими медиагруппами? Речь идет о конкуренции или, исходя из локальности национального рынка, можно говорить о синергии?
Безусловно, без конкуренции не выжить. Любой монополизм уничтожает здоровый дух и историю под названием «настоящность». Поэтому чем больше конкуренции, тем лучше. Тем более, если эта конкуренция честная и добросовестная. С одной стороны, конкуренция, с другой – все-таки некая коллаборация. Потому что, безусловно, выдающихся результатов благодаря огромному количеству факторов удобнее добиваться вместе. Мы радуемся любому успеху наших коллег и конкурентов. Хотелось бы, чтобы процесс взаимодействия был более живой и активный. Мы достаточно неплохо сотрудничаем с ключевыми игроками медиарынка. Это непросто, так как, повторюсь, у нас не все в порядке с рынком. В коллаборации кроется один из возможных ответов на вопрос, что же делать? У нас сейчас порядка 2-3 совместных проектов с медиагруппами, и они, безусловно, двигаются гораздо быстрее, чем если бы мы их развивали самостоятельно. Это и сериалы, и прокатное кино, и мультфильмы. Сейчас продюсером «Сторожевой заставы» стал «Новый канал», который подключился не только в качестве стандартного бродкастера или компании, которая промотирует кино, но и активно участвует в самом процессе создания проекта. Это очень здорово. Есть целый ряд сериалов, которые мы делаем совместно с группой «Интер» и с медиагруппой «Украина». Это тоже очень хороший опыт, причем это абсолютно разные форматы. К примеру, наше взаимодействие с «Украиной» по созданию украиноязычного сериала – это тоже эксперимент, когда две стороны не знали, что будет происходить с этим проектом, понравится он зрителю или нет. Сейчас подписан контракт на 80 эпизодов, и это уже в некотором смысле прорыв. Совместно с «Интером» мы создаем проект по корейскому формату – еще один эксперимент. Мы двигаемся, и это хорошо. Хотелось, чтобы все двигались быстрее. Но нужно желание, деньги, определенное состояние рынка, надлежащие законодательные условия и т.д. Все те вещи, о которых мы говорили. 

Какие проекты FILM.UA Group 2016 года вызывают у Вас гордость? Что бы Вы особо отметили из того, что сейчас находится в производстве, и когда это увидит зритель?
На подходе очень большой проект по испанскому формату «Красные браслеты». Это проект о детях, которые лечатся в раковом корпусе. Как правило, они неизлечимо больны, тем не менее, живут настоящей жизнью. Они влюбляются, ссорятся, соревнуются и т.д. С одной стороны, это очень грустная, с другой – очень оптимистическая история. Мы считаем, этот проект получился. Он действительно, как мне кажется, вызовет большой интерес и резонанс. Безусловно, наш первый анимационный опыт, и даже не сам опыт, а первые отзывы западных коллег по поводу рабочего материала, который мы им показывали, вселяет очень большой оптимизм и очень большую надежду. Я имею в виду анимационный проект «Руслан и Людмила». Также это сериал по новозеландскому формату «Папа Дэн». Это, пусть не сильно прозвучавший, но давший нам огромный опыт съемок реалити-проект «Патрульные», который выходил на «ICTV». Это разрабатываемый сейчас проект «Детская наука» – большой интерактивный образовательный проект, где мы пытаемся youtube-языком рассказать о том, как попасть на Луну, что происходит на Марсе и т.д. Также это первый опыт копродакшена в рамках украино-бельгийского проекта «Полина». Сейчас мы делаем первые шаги в digital-направлении. Когда мы только заходили на digital, то шли с собственным багажом телевизионных знаний, а оказывается, в этом направлении нужны совершенно другие подходы. Это заставило нас по-новому посмотреть на привычные вещи.