Victory Generation Life Cinema
Дмитрий Суржиков
233
innovaeditor/assets/333.png
За двадцать лет актерской карьеры Дмитрий Суржиков сыграл более 100 ролей на сцене театра и в кино. Несмотря на занятость в Киевском академическом Молодом театре, он успевает участвовать в ярких телепроектах. В новом сериале «Недотуркані» Дмитрий сыграл главную роль. Как признается сам актер, эта работа – новый этап в его актерской карьере. О впечатлениях от работы с командой «Квартала», особенностях процесса создания сериалов и собственных режиссерских амбициях Дмитрий Суржиков рассказал в интервью VGL Cinema.
 
Дмитрий Суржиков: украинский актер и режиссер. 
Родился 31 декабря 1979 года в городе Мариуполь. В 2003 году окончил Киевский национальный университет театра, кино и телевидения имени И. К. Карпенко-Карого. С 2004 по 2011 год – актер театра «Драмы и комедии на Левом берегу». В 2010 году снял дебютную короткометражку «Мама» с Адой Роговцевой в главной роли. С 2015 года работает в Киевском академическом Молодом театре. Снялся в нескольких десятках фильмов и сериалов. В последнее время активно сотрудничает со студией «Квартал 95». Сыграл одну из главных ролей в популярном сериале «Родственнички», а также главную роль в комедийном скетче об украинской политике «Недотуркані», премьера которого ожидается этой осенью.
 
– В последнее время Вы тесно сотрудничаете со студией «Квартал 95». Сначала сыграли в сериале «Родственнички», теперь снимаетесь в главной роли в комедийном скетче об украинской политике под названием «Недотуркані». Как Вам работается с ребятами? Чем интересен для Вас этот опыт?
 – С ребятами мне работается очень хорошо. Я считаю, что это мой самый лучший опыт, потому что люди ставят во главу угла профессионализм и уважение к другим. Зачастую они делают какие-то шаги абсолютно не рациональные в плане бизнеса, просто ради того, чтобы сохранить свое имя и сохранить отношения между людьми. Потому что на съемочной площадке лишних людей нет, все профессии нужны, и в работе с ребятами это очень чувствуется. В профессиональном плане – это уникальный опыт доверия и соавторства, когда проект – не просто зарабатывание денег, а какой-то анализ, попытка сделать что-то достойное. Это творческий процесс. 

– Расскажите подробнее о «Недотурканих» и о Вашей роли в этом проекте. 
– Изначально проект имел рабочее название «Депутатики». Перед этим было шуточное название «Карткова хата». Почему? Потому что принцип общения со зрителями, собственно, был взят из «Карточного домика». Я играю одного из депутатов (Дмитрия Леонидовича Гришко. – Прим. ред), непосредственно того, который рассказывает зрителю обо всех перипетиях, всех интригах, которые происходят внутри истории. Это тоже необычный для меня опыт, я такого никогда не делал. Тем более в таком режиме, ведь у меня в этом сериале главная роль. Работать было очень сложно. Если я вызывался на площадку, то работал постоянно – один на один с камерой, потом участие в общих сценах… 
 
– Брали за основу украинскую политику? 
– Да, конечно. Если говорить о жанре этого проекта – это политическая сатира. Наши политики, они отбирают славу у актеров. Они популярнее всех, 24 часа в сутки на виду. Тут даже копать не надо, наоборот попытайся защититься от этого информационного потока, который на тебя постоянно льется отовсюду. Могу сказать о своем персонаже, что такого депутата, как Дмитрий Леонидович Гришко, в нашем политикуме нет. Я имею в виду как характер, как чистый образ. Это собирательный персонаж. У него другие задачи, но он такой депутат, который был и будет при любой власти. Вечный депутат, который меняет должности, но всегда остается в теме. 

– Вы много снимаетесь для телевиденья и вместе с тем активно играете в театре. Какой формат актерской игры Вам ближе – живое взаимодействие со зрителем во время игры на сцене или контакт со зрителем через объектив камеры и крупный план? 
– Мне интересно и то, и другое. Это невозможно сравнивать. Это абсолютно разные формы существования. В театре все зависит от актера, ведь главный принцип театра – здесь и сейчас. Спектакль происходит в тот момент, когда пришел зритель и когда актер действует на сцене. Кино и все, что связано с изображением, не так сильно зависит от самого актера. Ты работаешь, выкладываешься, но ты не знаешь, каким будет конечный результат. Ведь есть монтаж, есть режиссер. Это задел наперед. Поэтому театр и кино – это абсолютно разные, но друг друга подкрепляющие вещи. Ведь сегодня в телевизионном процессе у актера нет времени пробовать и искать своего персонажа. Очень редко на съемках у тебя выпадает возможность порепетировать, подготовиться, поискать, создать что-то новое. Ты работаешь на выработку. Это работа на удачу, ведь если ты что-то не можешь сделать, на твое место придет другой. А театр – это накопительная система. Есть репетиции 2-3 месяца, ты ходишь, пробуешь, ищешь, и получается нечто оригинальное. Поэтому это разные, но в равной степени интересные вещи.

– Ваша фильмография насчитывает не один десяток самых разных телевизионных проектов. Какая роль для Вас является самой важной и знаковой? 
– Могу сказать, что проект «Недотуркані» стал для меня действительно важным этапом в моей актерской карьере. Это некий профессиональный вызов, потому что такого опыта у меня раньше не было, ничего подобного на съемочной площадке я раньше не делал. Все сериалы, которые у нас снимаются, приблизительно одинаковы, преимущественно мелодрамы. Включая телевизор, ты иногда не понимаешь, какой канал ты смотришь, потому что плюс-минус это один большой сериал, в котором постоянно меняются лица. Очень редкие проекты действительно выделяются. Я считаю, что «Недотуркані» – один из них. Для меня эта работа была очень важна, потому что смог попробовать что-то новое. Когда постоянно работаешь, то входишь в некую колею, и вдруг появляется что-то новое и ты к этому попросту не готов. Поэтому, еще раз повторюсь, для меня это некий профессиональный вызов. Что касается дальнейшей судьбы этого проекта, мне кажется, что его заметят и оценят. 

– Насколько сериальные роли удовлетворяют Ваши творческие амбиции? О каких проектах и ролях мечтаете? 
– Проблема в том, что актерская профессия самая зависимая профессия в киноиндустрии. Мы снимаемся в тех проектах, которые нам выпадают. То, как выбирают актеров, – отдельная история. Мы действительно самые зависимые люди. Кому-то везет, а кому-то нет. В этом деле далеко не все зависит от таланта. Доля удачи очень велика. С амбициями у меня все хорошо, но они больше связаны не с актерскими планами. 

– Кроме актерской деятельности у Вас также был небольшой опыт работы в кинорежиссуре. Тем не менее, после режиссерского дебюта Вы оставили эту идею. Пришли к выводу, что режиссура не для Вас?
– Эту идею никто не бросает. Я ее развиваю. Это очень сложно в наши дни. Во-первых, кино- и телепроизводство – это изначально очень дорого. Снимать какие-то потоковые вещи, которые делают на наших студиях, мне в плане режиссуры не очень интересно. То есть я понимаю, что так можно себе набить руку, наделать каких-то заготовок или просто попробовать свои силы. Но если говорить о настоящей режиссуре, у меня есть собственные истории, собственные идеи, которые мне бы хотелось реализовать. Поэтому я абсолютно не спешу и не гонюсь за возможностью что-то срежиссировать. Были планы снимать несколько историй, но как-то все это откладывалось. Сейчас есть новая идея, которую я культивирую со своими единомышленниками. Возможно, все получится. Хочется делать то, что действительно интересно, потому что для меня это отдушина от потоковой индустрии.

– Что это будет – короткий или полный метр?
– Короткий метр я уже снимал. У меня есть идея полного метра с рабочим названием «Люди, которые не дышат». Это «love story» – современная история, Киев, наши дни. Фильм планируется на украинском языке. История любви двух людей, без всяких политических намеков или каких-то других острых внешних факторов, которые есть в нашей жизни. Это попытка двух людей разобраться в том, что такое любовь, как она приходит, как она заканчивается. 

– Существуют ли для Вас творческие табу? Роли, которые Вы ни за что и никогда не сыграли бы? 
– У меня кроме мистики нет никаких табу. Я не могу сказать, что я действительно верю в какие-то приметы или потусторонние миры, но вот нырять туда и притягивать все это я не хочу. Также я очень не люблю вымышленные фантастические миры, кроме научной фантастики, но это совсем другое. Все искусство мира направлено на человека, на его чувства, на его слабости, на его успехи и достижения. Я считаю, что у нас в жизни между людьми столько тем для серьезного разговора, столько вопросов, на которые можно попытаться ответить, что не нужно выдумывать что-то другое, и тем более привязывать потусторонний мир для того, чтобы раскрыть какие-то проблемы и чувства современного человека. 

– Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в украинском кинопроизводстве? Какие перспективы для себя как актера и для профессии видите в ближайшем будущем?
– Это такой сложный вопрос. Да, я снимаюсь, я вижу ситуацию изнутри, но не возьмусь давать какие-то оценки, т.к. для этого нужно, скорее, опираться на цифры, законы. С актерской точки зрения мне кажется, что у нас сейчас все хорошо. Как минимум после того кризиса, который был. Потому что сейчас снимается очень много проектов, разных по формату, по жанру, по бюджету. Сейчас заняты все, свободных людей просто нет, специалистов найти невозможно. Если все при деле, это говорит о том, что у нас все хорошо. 

– С какими режиссерами с профессиональной точки зрения хотели бы поработать? 
– В украинском масштабе я, наверное, уже со всеми поработал. Могу сказать, что у меня было творческое открытие по поводу режиссера Андрея Яковлева. Я с ним работал, и именно по этой причине могу сказать, что хотел бы поработать еще. То, как этот человек мыслит, как он относится к съемочному процессу, вызывает у меня восхищение. В работе с ним я действительно ощущаю себя творческой единицей. Да, в будущем мне бы хотелось поработать с Яковлевым над полнометражным кинопроектом. Уверен, что из этого что-то бы получилось. 

– Расскажите о своих ближайших творческих планах.
– В данный момент и до декабря я снимаюсь на студии Film.UA в проекте «Нити судьбы». Это пока все, так как сейчас я стараюсь не сниматься сразу в нескольких проектах. Уже хочется делать что-то одно, но так, чтобы получалось хорошо. Кроме того, у меня есть театр. Скоро начнется новый театральный сезон, в котором также готовятся премьеры.